Римские императоры. Биографический справочник правителей Римской империи 31 г. до н. э.— 476 г. н. э

ФЕОДОСИЙ II

408 —4 5 0 гг. Феодосий II (восточный император, 408—S0 гг.) родился в 401 г. Он был сыном Аркадия и Евдоксии. В январе следующего года отец провозгласил его августом. Рассказывают курьезную, хотя и не совсем невероятную историю, будто Аркадий, опасаясь, что после его смерти мальчика отстранят от власти, назначил ему в опекуны персидского царя Йездигерда I. Во всяком случае, после смерти Аркадия семилетний Феодосий II мирно взошел на престол Восточной империи. Его доверили заботам Антиоха, придворного евнуха, но регентом при нем стал префект претория Анфимий, который сохранил за собой этот пост. С помощью своего друга Троила, языческого софиста из Сиды, приобревшего большую известность в литературных кругах столицы, Анфимий правил весьма умело и энергично. Ему сразу же предстояло решить вопрос о значительной нехватке продовольствия, приведшей к тому, что разгневанное население Константинополя сожгло дом городского главы. И Анфимий принял действенные меры по улучшению краткосрочного и долгосрочного снабжения города. Были прочно установлены хорошие отношения со двором в Равенне, чему способствовала смерть Стилихона. Был подготовлен новый договор с персами, а задолженность по налогам в восточных провинциях была отменена. Особое внимание уделялось данувийским и иллирийским городам, разрушенным вестготами. В Мезии было отражено наступление гуннского вождя Улышна, а многочисленные германские пленные (из племени сциров, состоявшего на службе у Ульдина) переданы землевладельцам Малой Азии для работы на полях. Были также приняты меры по защите от будущих вторжений германцев и гуннов. С этой целью был значительно обновлен и увеличен флот, размещенный на Данувии. Но прежде всего, особенно после известия о взятии Рима Аларихом, Анфимий позаботился об укреплении самого Константинополя. Еще Константин Великий обнес стеной избранный для своей резиденции город, но теперь восточная столица уже далеко вышла за старые пределы. Поэтому в 413 г. была возведена новая стена Феодосия, тянувшаяся от Пропонтиды до Золотого Рога, и это явилось крупнейшим достижением пребывания у власти Анфимия. В 414 г. сестру императора, Элию Пульхерию (она была всего на два года старше императора), провозгласили августой, и она стала фактической правительницей государства вместо Анфимия, о котором больше ничего не известно. На должности префекта претория его сменил некий чиновник по имени Аврелиан, который, видимо, и стал главным советником Пульхерии. Она также отстранила Антиоха от поста учителя ее брата, и, как говорят, сама давала ему наставления о том, как себя держать. Вскоре после того, как она приступила к новым обязанностям, в Александрии возникли крупные религиозные волнения, когда группа мирских христианских послушников растерзала язычницу Гипатию, известную своими философскими трудами. Считалось, что в этом был замешан патриарх Александрийский, Кирилл, но его влияние при дворе Пульхерии не позволило посланному для расследования представителю подготовить достоверный доклад. Ибо Пульхерия, помимо всего прочего, была ревностной христианкой. Ее аскетизм дошел до такой степени, что она решила остаться непорочной и заставила своих сестер Аркадию и Марину поступить так же, чему способствовал и их духовный наставник патриарх Аттик, который ради них написал восхваление девственности. С другой стороны, Феодосию никак нельзя было не жениться, и именно Пульхерия в 421 г. устроила ему свадьбу с Афинаидой, дочерью афинского софиста Леонтия. Невесту крестили под именем Элии Евдокии и два года спустя провозгласили августой. В честь нее выпустили монеты, как до того их выпустили в честь Пульхерии. Элия Евдокия родила дочь Лицинию Евдоксию (впоследствии жена Валентиниана III) и сына (умершего в раннем возрасте). Она была многосторонним писателем: диапазон ее произведений простирается от поэм, прославляющих победы над персами, до пересказов пророчеств Даниила и Захарии. Около 416 г., в пятнадцатилетием возрасте, Феодосий II заявил, что достиг совершеннолетия. Но еще долго после этого Пульхерия продолжала возглавлять правительство, опираясь на помощь Монаксия, который сменил Аврелиана на посту префекта претория. Основным событием последующих лет было решение правительства посадить на престол Западной империи двоюродного брата императора Валентиниана III, бывшего тогда еще мальчиком. Это удалось осуществить в 425 г. Перед этим правительство Восточной империи заняло город Салоны в Далмации, дав понять, что собирается в качестве компенсации забрать всю эту область (с ее внутренними районами): впоследствии стороны пришли к согласию по этому вопросу. Как только Валентиниан обосновался в Равенне, Феодосий II отправился в Италию, чтобы собственноручно его короновать, но заболел в Фессалонике. Вместо него коронацию провел его первый чиновник (magister officiorum) Гелион. В том же году был сделан решающий шаг к основанию в Константинополе университета. Константин Великий основал школу в Стое, Констанций II перенес ее на Капитолий, а Юлиан Отступник снабдил ее общественной библиотекой, содержавшей ценные книги. Феодосий II создал кафедры для десяти греческих и десяти латинских грамматиков и филологов, пяти греческих и трех латинских риторов, двух юристов и одного философа. Количественное превосходство греческих риторов над латинскими знаменовало очередную ступень в постепенной смене официального языка Восточной империи с латинского на греческий. Однако самым выдающимся событием его правления явилось составление Латинского свода законов Феодосия, к работе над которым приступили по приказу восточного императора и в 438 г. после восьмилетних трудов опубликовали, согласовав его с западным императором Валентинианом III. «Кодекс «, включавший в себя шестнадцать книг, представлял собой собрание законодательных актов Империи более чем за сто лет. Он в значительной мере послужил основой для кодекса Юстиниана, изданного столетие спустя, а кроме того, он оказал большое влияние на законодательство германских народов, переживавших период становления. Например, «Римский закон вестготов», или «Правда Алариха» (имеется в виду Аларих II, правивший в шестом веке), который послужил основным источником римского права на Западе, является сокращенным вариантом Свода Феодосия, дополненным отдельными положениями из других кодексов. Как источник исторических сведений, относящихся к различным эпохам Империи, «Кодекс Феодосия» не имеет себе равных. Поскольку включенные в него постановления покрывают тот период, когда христианство стало официальным культом государства, они в сжатом виде дают представление о том, что привнесла (и изменила) новая религия в области права. Однако общий вывод, который возникает после прочтении свода, во многих отношениях неутешителен. Там можно обнаружить удивительную путаницу в определении греха и преступления, чего никогда не наблюдалось у прежних римских законодателей. Более того, постановления императора зачастую не только грешат многословием, но и повторяют друг друга. Это унылое однообразие явно указывает на то, что нескончаемые репрессивные меры (причем каждая последующая провозглашалась более резким языком, чем предыдущая) со столь же упрямым постоянством игнорировались и не выполнялись. Справедливости ради надо отметить, что некоторые законы носили гуманный и просвещенный характер. Например, устанавливались ограничения на условия содержания рабов, должники ограждались от несправедливо сурового обращения, запрещалось убийство новорожденных. Однако примеров бесчеловечности там было не меньше. Равные права перед законом даже не провозглашались. «Если человек беден, —утверждал епископ Феодорет, —его страх перед судьей и судами удваивается». Что касается привилегий, когда «Кодекс Феодосия II» в 438 г. представили сенаторам, те прокричали в один голос, и не однажды, а двадцать восемь раз: «Благодаря тебе мы сохраним наши почести, нашу собственность и вообще все!» В последние годы правления Феодосия, несмотря на усилия Ардабурия, полководца императора, и его сына Аспара, приданувийские провинции тяжело пострадали от опустошающих набегов гуннов, даже Константинополь не чувствовал себя в безопасности от них. К тому же зимой 447—48 гг. знаменитая стена Анфимия вместе с ее прибрежным продолжением, возведенным в 439 г. городским главой Киром, испытала несколько подземных толчков, в результате обрушилось пятьдесят семь башен. Через два месяца напряженной работы под руководством префекта претория Констанция повреждения были устранены, после чего между старой стеной и ближайшим рвом была построена еще одна стена с девяносто двумя башнями. На одних воротах там такая надпись: «Даже Афина Паллада вряд ли могла бы воздвигнуть столь несокрушимую твердыню». И действительно, в течение последующих десяти столетий ни один завоеватель не смог прорвать эти укрепления. В 440-е годы ведущую роль при дворе играл евнух Хрисафий, которому на некоторое время удалось превзойти влиятельностью саму Пульхерию. Его политика состояла в том, чтобы откупаться от гуннов значительными денежными выплатами. Тем самым он нажил врагов среди военачальников Восточной империи, и на рубеже десятилетий утратил благосклонность императора. Пульхерии удалось вернуть себе былую власть. Однако вскоре сам император Феодосий, катаясь верхом неподалеку от реки Лик, протекающей вблизи города, упал с лошади и повредил позвоночник, отчего и скончался. Феодосий был августом в течение сорока девяти лет (с первого года своей жизни), а единоличным императором Восточной империи в течение сорока двух —самое длительное правление во всей римской истории. Все это время его советниками были в основном знающие люди, которые заложили основы устойчивого существования Византийской империи в течение следующего тысячелетия. Но сам император не был ни государственным деятелем, ни воином и не сыграл во всем этом сколько-нибудь заметной роли. Говорят, что в последние годы он, как правило, подписывал официальные бумаги, даже не удосужившись их прочитать. Он обладал мягким покладистым характерам и не любил выносить смертные приговоры. Живя уединенной жизнью, он изучал науки, в том числе астрономию, и поощрял исторические исследования. Именно ему Олимпиодор и Созомен посвятили свои хроники. Но больше всего его интересовала теология. Он собрал превосходную коллекцию книг по этой теме и, будучи сам умелым каллиграфом, собственноручно переписал многочисленные религиозные рукописи. Как отмечают очевидцы, двор сильно походил на монашескую обитель, где ревностно соблюдались все обряды, и все были заняты благотворительной деятельностью. В этой возвышенной деятельности тон задавали сестры императора: например, добродетельная Пульхерия воздала официальные почести мощам, приписываемым сорока двум мученикам. Ортодоксальные католики, такие, как Феодорет и Сократ Схоластик, видели в своем правителе милостивого царя-священника, лично вступающего в общение с Богом. С другой стороны, какие бы то ни было ереси подвергались суровым преследованиям, а арианин Филосторгий приводит список ужасных и пагубных событий, к которым приводила такая политика. Более того, в 429 г. в Сирии-Палестине был упразднен иудейский патриархат, а его казну присвоило себе государство. Суровую атмосферу двора, возможно, несколько смягчали широкие литературные интересы императрицы Элии Евдокии. Она длительное время пребывала в хороших отношениях с Пульхерией, пока не возникла ссора между церковниками в их свитах, после чего трещина между ними углублялась, приведя в конце концов к тому, что сначала Пульхерию, а затем и Евдокию отправили в изгнание. Евдокия провела остаток жизни в Святой Земле, занимаясь благочестивыми и благотворительными делами, и была похоронена в Иерусалиме, в церкви святого Стефана, которую она сама и построила. Пульхерия же, несмотря на второй период немилости, перед смертью императора вернулась к власти.
Ещё