ПРОБ

Проб (Марк Аврелий Эквиций) (276—82 гг.) родился в Сирмии, возможно, в 232 г. (хотя это может быть предположением историка, основанным на том, что ко времени смерти ему было пятьдесят). Неясно также, был ли его отец и в самом деле огородником, как утверждают некоторые; с тем же успехом он мог быть мелким государственным чиновником или солдатом. Сведения о начале карьеры Проба в лестном изложении Historia Augusta кажутся по большей части вымышленными. Но, судя по всему, он был наиболее выдающимся военачальником из всех, что служили под началом Аврелиана, по поручению которого он защищал границу от набегов германского племени алеманнов. Позднее, в правление Тацита, он занимал высокий пост в Сирии и Египте —по некоторым сведениям, должность главнокомандующего на Востоке. После смерти Тацита в Тиане в 276 г. Проб отказался признать императором Флориана, заявив, что именно ему Тацит завещал престол. Через две-три недели армия Проба провозгласила его императором. Когда армии встали друг напротив друга неподалеку от Тарса, Проб не стал вступать в решающее сражение, и эта тактика имела успех, поскольку измотанные жарой солдаты Флориана убили последнего и перешли на сторону противника. Проб направился в Рим, где сенат подтвердил его императорские полномочия. На протяжении всего своего правления он относился к сенату с подчеркнутым уважением, хотя трудно согласиться с традиционным мнением, будто сенат играл ведущую роль в управлении государством. Тех убийц Аврелиана, что дожили до этих дней, настигла кара. Между тем его смерть спровоцировала новый всплеск угрозы со стороны германских племен, что стало очевидным уже в короткое правление Тацита. Военачальники Проба нанесли поражение франкам, а сам он в ходе тяжелого, длившегося более года похода взял в плен Семнона, вождя лонгионов, но впоследствии позволил ему и его племени возвратиться в родные места при условии, что они вернут пленников и награбленное. Затем Проб предпринял успешное наступление на другие германские племена —бургундов и вандалов —которые пришли на помощь своим соплеменникам. Хотя его войско уступало им в численности, он умелыми действиями разбил армию врага по частям. Пленных бургундов и вандалов отпустили примерно на тех же условиях, что и лонгионов, но когда они, вопреки обещаниям, не вернули пленников-римлян, Проб возобновил наступление, взял в плен их вождя Игилла и принял титул «Германию». Он потребовал заложников и получил их. Девять вражеских вождей преклонили колени у его ног. Шестнадцать тысяч германцев были взяты в римскую армию и распределены по различным частям. В результате победоносной войны было освобождено шестьдесят крупных городов Галлии, а на другом берегу Рейна были воздвигнуты укрепления, дабы не допустить повторения враждебных действий. В 278 г. Проб отразил еще одно вторжение германцев, на сей раз вандалов, после чего стал называть себя, как сообщают надписи на монетах, освободителем Иллирика (RESTITVTOR ILLVRICI). В следующем году он отправился на Восток, откуда приходили сообщения о новых беспорядках. Сначала крупный военачальник по имени Юлий Сатурнин узурпировал императорскую власть в Сирии и выпустил свою золотую монету в Апамее; но его убили либо его же солдаты, либо люди, подосланные Пробом. Затем шайка разбойников засела в горной крепости Кремна в Исаврии (юг Малой Азии), где выдерживала длительную ожесточенную осаду до тех пор, пока не был убит их вождь Лидий (или Пальфуэрий). Затем племя блеммиев прорвало южную границу Египта и захватило города Копт и Птолемаиду, наместнику удалось их изгнать. Конечной целью Проба было вернуть из-под власти персов бывшую прежде провинцией Ртима Месопотамию. Однако пока он считал неразумным ввязываться в военные действия и вместо этого сделал вид, что согласен на перемирие, хотя и отказался от предложенных даров. Это устраивало обе стороны: новый персидский царь Баграм II еще не чувствовал уверенности в своем положении, а сам Проб горел желанием вернуться в Европу, где его ждали серьезные дела. Проходя через Фракию, он расселил на территории Империи сто тысяч бастарнов (скифов). Однако настоятельнее всего его присутствие требовалось в Галлии и Германии, поскольку командующие войсками в этих областях, Прокул и Бонос, начали мятеж. Historia Augusta взбирается на новые высоты обличающего многословия, повествуя о том, кто они такие и что сотворили. Но, по всей видимости, оба командира подняли мятеж (возможно, в сговоре друг с другом) в Агриппиновой колонии, где они вместе возглавляли армию Империи. Вскоре мятежники встретили свою смерть —Прокул, как утверждают, после того, как его выдали императору, а Бонос покончил с собой, когда положение стало складываться не в его пользу. Найденная в Валенции Испанской надпись со стертым именем Проба позволяет предполагать, что волнения распространились и на эту область. Более того, в Британии поднял бунт имперский наместник. Чтобы усмирить его, послали Викторина, выходца из Мавретании, ранее рекомендовавшего этого наместника императору и теперь горевшего желанием снять с себя позор. Вернувшись в 281 г. в Рим, Проб устроил роскошный Триумф, который запомнился многочисленностью и разнообразием поверженных врагов, служивших украшением процессии. Теперь он мог наконец выступить против персов и принялся готовить для этого армию. Однако Проб, по-видимому, переоценил терпение своих солдат. Они сражались за Рим в слишком многих войнах, а в перерывах между ними их заставляли заниматься тяжелым трудом, например, расчищать землю под новые виноградники. Более того, в Historia Augusta приводится высказывание Проба о том, что в скором времени потребность в армии и вовсе отпадет. Хотя источник этой цитаты вызывает подозрение, подобное утверждение в устах правителя, гордившегося тем, что он усмирил Империю, может казаться достоверным. Все это вряд ли вызывало любовь высших военачальников, которые могли лишиться своих должностей. Вскоре, будучи в Сирмии, Проб получил известие о том, что войска в Реции и Норике провозгласили вместо него императором Кара, префекта преторианцев. Отряд, высланный против него Пробом, дезертировал, а ему самому пришлось искать спасения от собственных солдат в крепости, они все же ворвались в нее и убили его. Хотя не следует забывать о преувеличенной восторженности литературных источников (поскольку, во-первых, не было никакого «восстановления» власти сената, а во-вторых, количество мятежей в правление Проба указывает, что не все было так гладко, как хотелось их авторам), полководческий талант Проба, вероятно, можно сопоставить с талантом его соотечественника Аврелиана, чьи усилия по восстановлению пошатнувшейся Империи он успешно продолжал. Монеты красноречиво говорят о том, как он сам относился к своим планам и достижениям. Основной упор делался, как и во времена предыдущих правителей, на столь желанное согласие в войсках (CONCORD/o МШТшп) и на наступление нового Золотого века спокойствия (FELICIA TEMPORA), который принесет император —Спаситель мира (RESTITVTor ORBIS). Но наиболее примечательной особенностью монет и медальонов Проба является необычайное разнообразие их лицевых сторон: на них изображены многочисленные варианты портрета императора и приводятся бесчисленные сочетания его титулов, что свидетельствует о новом подъеме культа личности императора.

Смотреть больше слов в «Римских императорах. Биографическом справочнике правителей Римской империи 31 г. до н. э.— 476 г. н. э»

ПУПИЕН →← ПОСТУМ

T: 0.178003103 M: 3 D: 3